Пресс-центр
входит в многопрофильный геологический холдинг Росгеология

Росгеологии определили стратегические цели

Отраслевой оператор будет обеспечивать интересы не только государства, но и всей геологоразведки.

На следующей неделе эксперты геологической сферы и представители компаний будут обсуждать идеи совершенствования системы изучения недр. Одной из важных тем дискуссии обещает стать вопрос развития "Росгеологии" в качестве отраслевого оператора со специальным статусом. Ведь этот процесс, в ходе которого новая структура собирается по рыночным правилам отстаивать интересы страны, может изменить расклад на рынке, на котором в последние годы активно усиливались иностранные игроки. По планам российских властей, "Росгеология" будет развиваться как геологический отраслевой оператор с особым статусом.

Опрошенные "НГ" эксперты отмечают, что развитие отечественной геологоразведки в предложенном варианте крайне важно с точки зрения обеспечения перспектив успешной работы добывающего комплекса, на который сейчас приходится значительная часть ВВП страны.

«Надо понимать, что стратегическое исследование недр за последние годы резко снизилось по уровню научного обоснования и проведения геолого-разведочных работ, – отмечает вице-президент РАЕН профессор Евгений Козловский. – Геологические организации развалены, разобщены, и наступает кадровый кризис. Организации, которые сегодня есть в геологии, например Роснедра, не оправдали тех надежд, которые на них были возложены. Поэтому я считаю решение о развитии единого оператора чрезвычайно важным. Целесообразно консолидировать все службы, которые ведут подобные работы в такой орган, как «Росгеология», который будет объединен, во-первых, научным пониманием стоящих перед ним целей и задач, и, во-вторых, пониманием возможностей их практической реализации. Я считаю, что «Росгеология» в новом виде может проявить себя».

«России нужна геологическая служба, и «Росгеология» в новом формате будет выполнять ее функции, – уверен директор Института нефтегазовой геологии и литологии Александр Лабусев. – Дело в том, что региональные работы, например, должны обновляться раз в пять–семь лет, так делается во всем мире. Не потому, что земля меняется, а потому, что меняется методология разведки, изучения и интерпретации полученных ранее данных».

«Я отношусь к процессу создания отраслевого оператора в формате «Росгеологии» категорически положительно, – говорит президент Российского геологического общества Виктор Орлов. – Ведь у нас есть целый комплекс работ нерыночного характера, в которых рынок абсолютно не заинтересован, а заинтересовано лишь государство. Общее геологическое изучение недр страны, в соответствии с которым выявляются перспективы отдельных районов на возможность открытия имеющих промышленное значение полезных ископаемых, – эти работы никто не хочет делать на рынке. Это забота государства и основная задача «Росгеологии». Я ратовал за то, чтобы создавалась такая структура, и таких, как я, много людей – ученых, производственников, которые заинтересованы в том, чтобы поднять собственный геологический и геофизический сервис».

Правильная оценка минерально-сырьевой базы России на долгосрочную перспективу становится особо актуальной в нынешней обострившейся международной обстановке. Хотя США и Китай фактически закрыли внутренние рынки для иностранных геофизических компаний, в России всегда активно работали зарубежные группы – Schlumberger, Halliburton, Baker Hughes, Weatherford и др. При этом если в 2000 году доля зарубежных игроков на внутреннем рынке составляла всего 5%, то к 2012 году – уже 27%. По оценкам аналитиков, дальнейший рост иностранного присутствия мог бы к 2020 году привести к потере контроля над 50–60% рынка геологоразведочных работ в РФ.

При этом развитие «Росгеологии» и появление у компании специального статуса позволят гарантировать постоянное стабильное восполнение минерально-сырьевой базы РФ, которая является залогом ее прочного положения на международной экономической арене.

«Мы не должны зависеть от иностранцев, – говорит Александр Лабусев. – Сейчас Halliburton, Baker Hughes, Schlumberger и другие занимают огромную часть нашего рынка. А это сотни миллиардов рублей в год – и этот рынок должен быть нашим. Нам надо развивать свое производство геофизической аппаратуры, свои технологии. Ведь как может быть – Exxon Mobil заключил договоренности с «Роснефтью», а завтра Запад ввел санкции. И что делать? Мы должны быть независимыми».

Предполагается, что за счет программы комплексного переоснащения российская геологическая отрасль перейдет на новый уровень и повысит свою конкурентоспособность. В результате государство получит не только отраслевого оператора в виде рентабельного холдинга, способного форсировать стоящие перед геолого-разведочной отраслью задачи, но и глобального игрока, которого можно будет использовать и на международном рынке.

«Участники рынка бьются и за бюджетные деньги, и за государственный заказ, и, конечно, каждому хотелось бы отщипнуть кусочек, выполнять геолого-разведочные работы за счет госзаказа, – говорит Виктор Орлов. – Но дело в том, что мощности для профессионального и качественного выполнения этого заказа сегодня сосредоточены в предприятиях «Росгеологии». Наш закон о конкурсном распределении госзаказа пока мало учитывает профессионализм, опыт и, самое главное, – знание геологии конкретных регионов. В итоге у нас предприятия с Кавказа могут взяться за выполнения госзаказа в Магаданской области. Но они могут не знать местной геологии, к которой привыкать надо три года. А у «Росгеологии» размещение предприятий таково, что их специалисты учитывают эти особенности, а потому выглядят значительно лучше и в научном плане, и в логистическом. С учетом того, что в ближайшее время возможна передача «Росгеологии» ряда научно-исследовательских институтов, без которых ранний этап геологического исследования невозможен, она еще более усилится и станет существенным игроком на рынке».

Как считают эксперты, оператор будет развиваться по рыночным правилам, и нарушений интересов частных компаний не должно быть. Кроме того, «Росгеология» должна будет выполнять функции, которые не могут осуществляться в статусе ОАО, например, государственный мониторинг состояния недр, геологическое изучение и выявление ресурсного потенциала перспективных территорий РФ, ее континентального шельфа. Ну а статус спецоператора дает возможности для осуществления проектов через механизм государственно-частного партнерства.

Источник: http://www.advis.ru/php/view_news.php?id=C6ADB9AD-59C3-624C-A065-CFA515F835DC

Вверх